Если ваша дочь лесбиянка. Советы родителям

  • Какие бы слова вы с дочерью ни сказали друг другу, помните, что у нее нет никого ближе вас, что вы нужны ей и она вас любит.
  • Не переставайте с ней общаться. Ваша дочь заслуживает внимания, уважения и поддержки вне зависимости от своей ориентации. Разговаривайте с ней, старайтесь разобраться в ее чувствах и просто оставайтесь рядом с ней.
  • Постарайтесь получить как можно больше информации о гомосексуализме. Обратитесь в лесби-организацию, если таковая имеется в вашем городе. Не пренебрегайте мнением молодежи: зачастую люди младшего возраста более терпимы, менее подвержены стереотипам. Почитайте книги о гомосексуализме. Пользуетесь ли вы Интернетом? В Сети существуют сайты с большим количеством информации по волнующей вас теме. Вначале попробуйте обратиться к поисковым системам. Не обращайте внимания на выдержки из «желтой прессы» вроде «подружка убила ее топором» и «чудо-трансвестит в постели». Просматривайте ссылки на специализированных порталах.
  • Не пренебрегайте общением. В вашем городе под эгидой все тех же лесби-организаций могут проходить «семейные» встречи. В любом случае, постарайтесь найти других родителей, чьи дочери также являются лесбиянками, — возможно, вы сможете поддержать друг друга в сложные моменты. Одиночество еще никому не помогало.
  • Если ваша дочь призналась вам в своих сексуальных предпочтениях, не считайте, что мир перевернулся с ног на голову. Помните, что ей понадобилось много сил и решимости на это признание, и предположите, что она хоть немного понимает, как трудно вам. В любом случае, даже если она лесбиянка, это только часть ее жизни — и не обязательно самая главная; у нее по-прежнему остаются друзья, работа, увлечения. И, конечно, вы.
  • Не предавайте доверия вашей дочери, рассказывайте об ее ориентации другим людям — даже друзьям и родственником — только с ее разрешения. И вам, и ей не нужны нескромные вопросы.
  • Выслушивайте свою дочь, интересуйтесь не только ее делами, но и ее личной жизнью. Не пренебрегайте ее доверием.
  • Берегите свою дочь от проявлений гомофобии, обсуждайте с ней возможные линии поведения в конфликтах с гомофобно настроенными людьми.

Лена: А я вот о чем хочу попросить всех читающих нас мам: любите, пожалуйста, своих детей. Даже когда им будет под 40, вы все равно всегда будете старше и опытнее, чем они, — и всегда будете нужны им как никто другой. И не будет им без вашей любви покоя и счастья. Что бы они там вам ни говорили —помните, как засыпали они на полувздохе, не успев перевернуться на брюшко, закинув одну заднюю лапу на другую и уткнувшись в медведика, как отвечали «Вя» на ваше: «Кто тут любимая девочка?» — и прощайте, и любите. Никак нельзя иначе.

А вот письмо, которое по нашей просьбе написала мать, которая уже несколько лет знает, что ее дочь живет с другой женщиной.

 

Важнее всего — любовь!

У меня отростков трое: мальчик, девочка и мальчик. Сердцевинка этого трио — маленькая, хрупкая, обаятельная, очень женственная девочка, девушка, женщина — радость моя от рождения, подружка с того возраста, когда начинается взросление, и печаль моя неизбывная.

Я не знаю, у кого просить прощения за то, что не могу понять: как же все случилось? Почему? Что я сделала не так? Может быть, ей, моей доченьке, все же не хватало моего внимания? Ведь называла же она отца мапой. Вечно работающей мамы не хватало? И вот такая деталь: довольно долго, лет до пяти, засыпая, она вместо соски засовывала в рот большой палец. И никак было не отучить ее от дурной привычки. Кто-то из врачей сказал, что это синдром одиночества. Но какое одиночество в полной семье, где ей, младшему ребенку, внимание — в первую очередь. Или все-таки его было недостаточно?

А может быть, напротив, наша мамо-дочкинская близость стала лакмусовой бумажкой во всех последующих ее отношениях с противоположным полом? И любовь к маме — а она всегда относилась ко мне с редчайшей нежностью и открытостью — экстраполировалась на любовь к женщине вообще?

Но что-то ведь привело ее в мир отношений мне совершенно непонятных. Я многого не понимаю. Хоть и стараюсь, искренне стараюсь понять. Мне непонятна сама природа физического влечения к женщине. И ничто, ни разговоры об этом с дочерью, ни чтение литературы на эту тему, ни даже просмотры эротических фильмов не приближают меня к пониманию. Спать даже со своей лучшей и давней подругой мне совершенно не хочется. Абсолютно!

Мне непонятно, зачем нужно афишировать свою особенность знаковыми приметами в одежде, прическе. Почему надо как-то маркировать себя напоказ обществу, которое не готово к принятию однополых отношений. И никакие объяснения не убеждают меня в том, что есть какая-то насущная необходимость демонстрировать окружающим, каким образом ты отправляешь естественную сексуальную потребность.

Это не ханжество. Человек устроен так, что секс — не просто удовольствие, но и залог сохранения и продолжения жизни. Это естественная часть жизни, которая не требует публичности, более того, она страдает от публичности. И в человеке не то главное, с кем и как он достигает оргазма.

Мало сказать, что я испытала шок, когда однажды дочь исповедалась передо мной, рассказав о подоплеке своих отношений с подружкой. Это было потрясение! Не погрешу против истины, сказав, что до сих пор нет у меня мира и лада в душе, когда я думаю о том, насколько уклад ее жизни выбивается из традиционного представления о норме.

Дважды у меня была просто истерика во время разговора с дочерью. Дважды. И больше, надеюсь, я не сорвусь. В тот последний раз, когда я причитала и плакала, моя девочка сказала мне: «Мама, не плачь, ты просто прими как данность то, что я счастлива, живя так, как живу! Не ставь меня перед каким-то выбором. Это невыполнимая задача. Я не хочу потерять тебя, но мне дорога и моя семья. Не рви мне сердце…»

Все правильно. Ребенок — божья стрела, оторвавшись от лона матери, летит своим путем. Не в наших силах изменить его путь слезами, нотациями, ссорами. «Не рви мне сердце, мама!» — эти слова больше, чем просьба.

И мне ничего не осталось иного, кроме как принять выбор дочери и не вставать на ее пути. Ведь по сути, если до меня не доходит что-то важное, что понято и принято ею, это моя проблема.

Важнее всего на свете то, что она любит и любима, что она живет в мире сама с собой, что людям рядом с ней легко и что между нами нет недосказанности и напряженности.

По материалам книги Елены Лацци, Марины Канторовой

«Жизнь в розовом цвете»